Сабатини: если бы Бальдини остался в Роме, я бы ушел
Разделы

Главная

Статистика Серии А

История футбола Италии

Кубок Италии

Суперкубок Италии

==================

Интер

Милан

Фиорентина

Сампдория

Лацио

Рома

Наполи

Ювентус

===================

Все статьи

Контакты

Гостевая


В обширном интервью клубному телеканалу спортивный директор Ромы Вальтер Сабатини рассказал о себе и своем прошлом.
Вальтер Сабатини, romanews.us ВАЛЬТЕР САБАТИНИ, ROMANEWS.US17 НОЯБРЯ 2014, 12:23
"Курильщик" побывал гостем на клубном телеканале Ромы в программе "Слайд-шоу". Суть передачи заключается в том, что приглашенному гостю показывают на большом экране ряд фотографий из его прошлого, которые он, делясь воспоминаниями, должен прокомментировать.

Юность

Это моя сестра Розальба и брат Карло, который сейчас работает тренером, в нашем доме, в котором мы жили. Где вы это нашли? Я стою по стойке смирно, хотя на самом деле не предрасположен к чему-либо военному.

Отец

Ремо, мой папочка. Он очень похож на моего сына [Сантьяго, которому сейчас 10 лет], невероятно. Где вы это "откопали"?

Мать

Ее звали Карола, но все называли ее Лина. Я так и не понял, почему.

Футбол в детстве

Это моя первая команда, с которой я впервые играл в организованный футбол. Это была местная команда из города Маршано, в котором я родился. Да, это был турнир против других команд из Триполи и Париоли. Я тогда впервые по-настоящему волновался, поскольку это был мой первый раз, когда я играл на настоящем поле с настоящими голами и по настоящим правилам. Тогда мне казалось, что я действительно хороший игрок.

Перуджа

Это было в Серии Б, в сезоне 1973/74. Я уже тогда был бесшабашным игроком, но при этом я был отношениях с мячом, я любил играть с ним. Посмотрите, как одеты игроки: тогда футбол был более простым, более романтичным. Это — стадион Санта Джулиана, который в тот момент был домашним стадионом Перуджи. Он находился в центре города, сейчас его уже демонтировали. Теперь Перуджа играет на Ренато Кури, который находится на окраине города.

Рома

Это тренировочный лагерь в Норче. Посмотрите на мое лицо! Думаю, это был плохой удар головой. Я пришел в Рому в возрасте 21 года, но уже тогда чувствовал себя старым. В течение долгого времени мне было комфортно в команде, однако у меня так ничего и не получилось, потому что я не был готов к успеху. Хотя технически я был весьма одаренным игроком.



С Франческо Роккой

Он был лучшим игроком, с которым я когда-либо играл! Я играл с великими, как Агостини, но думаю, что Рокка был лучшим из тех, кого я когда-либо видел. Он был впечатляющим спортсменом, он играл с энтузиазмом, благородством, силой и желанием. Он играл на грани фантастических технических возможностей. Он этого не знает, но когда он получил травму, я думал, что это было сверхъестественной несправедливостью. Он заслуживал того, чтобы играть в футбол на самом высоком уровне, потому что он был отличным игроком. Это была огромная потеря для итальянского футбола. Мне было грустно наблюдать за его игрой несколько лет спустя, поскольку он уже не был прежним: сказались потеря силы и тонуса. Последние несколько лет он уже играл, "хромая".

Я помню тот неприятный момент, когда однажды с Ромой мы отправились в турне по Америке. Он был травмирован, но согласно контракту должен был выйти на поле. Он вышел на замену, но уже спустя пять минут был вынужден покинуть поле. Он был блестящим игроком. Жаль, что он завершил карьеру в 25 лет. Я тогда был запасным, это моя почти естественная позиция. Когда он бежал по полю, можно было слышать рев трибун. Он обладал невероятной силой и властью.

В тренировочном лагере Ромы

Франческо еще был с нами. Все они были фантастическими ребятами, это была настоящая команда. Не великолепная, но в ней уже тогда находились футболисты, которые в будущем сделали эту команду великой. Агостино [Ди Бартоломеи], Бруно [Конти], великий "Пиккьо" ("Дятел", прозвище Джанкарло, — прим. Football.ua) Де Систи. Я никогда не видел настолько умных людей, как Пиккьо. Когда я смотрел на полузащитников и пытался понять их действия на поле, Пиккьо испытывал настоящее предвкушение, он был отлично готов ментально. Франко [Печченини] тоже мучился от травм, но он был устрашающим защитником. Здесь есть и Стефано Пеллегрини... У меня сохранились воспоминания обо всех, но, пожалуй, я на этом остановлюсь, иначе наскучу вам. Я мог бы рассказать вам обо всех. Нильс [Лидхольм] был замечательным, у него при себе всегда имелась какая-нибудь история, он обладал неповторимым шармом.

Габриэль Гарсия Маркес

Он составил мне компанию на всю жизнь с тех пор, как я прочел "Сто лет одиночества". Каждый день благодаря ему я открываю для себя что-то новое, он пишет магическим образом. Он — единственный человек, с которым я действительно хотел бы встретиться. Я многим ему обязан, и я буду перед ним в долгу все ближайшие годы, потому что каждый раз, читая его книги, я чувствую себя в гармонии с вселенной.

С Пасторе в Палермо

Это был важный для меня момент с точки зрения профессионализма: переход из Лацио в Палермо был личным вызовом. С помощью неконтролируемого президента [Маурицио] Дзампарини я сделал большие дела. Он — турбулентный, но великий человек. Он позволил мне делать все, что я хотел. Всем казалось, что мой уход в Палермо был шагом назад, но это был мой вызов. Я пошел туда с идеей вывести клуб в Лигу чемпионов. И мы почти достигли этой цели! Мы не попали в ЛЧ отчасти из-за Ромы, которая была обречена на проигрыш в матче с Сампдорией, из-за которого проиграла гонку за скудетто [Интеру]. Мне было очень плохо, поскольку я очень хотел привести Лигу чемпионов на Сицилию. Это было бы престижным результатом.

Я всегда любил вызовы и ситуации а-ля "вопреки всему". Пасторе был чрезвычайно талантлив. Он пришел к нам в 21 год, но битва за него была очень долгой. Мы убедили его мать в том, что сможем раскрыть его талант в полной мере. Он был светлым пятном в матчах и на футбольных полях, поскольку имеет особенные способности. Он не достиг того уровня, на которой я надеялся, но у него еще есть время, потому что он молод. Надеюсь, он сделает это, хотя бы из-за своего самолюбия. Я люблю, когда мои игроки выделяются своей успешностью.

С Фенуччи, Бальдини, Паллоттой и Бальдиссони

Это внушительная команда. Они все великие люди, искренние и надежные. Я должен поблагодарить [Франко] Бальдини, потому что он привел меня в Рому дважды. Первый раз меня было легко убедить, но затем появились кое-какие детали, и соглашение не было заключено. К тому же я был очарован Сампдорией [Риккардо] Гарроне. Меня одолевали сомнения, и я хотел дать задний ход, но Бальдини сказал мне, что я должен держать свое слово. Я всегда так поступаю. Мне не нравятся все те лживые слухи, которые о нас сочиняют. У нас были хорошие отношения. Он пошел на многие уступки, чтобы у меня появилась свобода действий. Этого требовала моя работа, без этой автономии у меня бы ничего не получилось. Я хорошо работаю без Бальдини, но нельзя не отметить, что он проделал огромную работу в течение тех двух лет. Когда он подал в отставку, я тоже об этом подумывал. Но затем у меня обострилось чувство ответственности. Если бы он остался, вероятно, я бы ушел. Тогда сложилась ситуация, которая требовала изменений, кто-то должен был принести себя в жертву во благо. Чувство ответственности заставило меня остаться, но я сделал правильный выбор.



[Джеймс] Паллотта — приятный и смекалистый человек. Он доводит до конца все, что планирует. Он упорный, и у меня с ним отличные отношения. [Мауро] Бальдиссони — это тот, кто жертвует большую часть своей жизни на клуб. Он историк, давний романиста. Когда я не могу вспомнить о какой-то ситуации 15-20-летней давности, постоянно спрашиваю его — он настоящий романиста. Он очень чувствительный человек с аналитическим умом, который делает для Ромы очень важную работу. [Клаудио] Фенуччи — мой друг и замечательный директор. Он ушел в Болонью, потому что хотел иметь больше свободы действия. Я помню последний день трансферного окна, когда я должен был решить массу вопросов. Тогда нам удалось подписать Миралема Пьянича (я хотел заполучить его любой ценой) и Фернандо Гаго. Это был тяжелый день, и то, что нам удалось провернуть эти трансферы — во многом заслуга Фенуччи.

Эрик Ламела

Это был особенный для меня вызов, я хотел заполучить его в Рому. Сделку нужно было согласовывать с Unicredit, это была тяжелая операция. Но я хотел приобрести Ламелу в Рому любой ценой, и они в итоге согласились. Я хотел создать новую команду вокруг этого таланта. Это было серьезное вложение за игрока 1992-го года рождения, который к тому времени провел за первую команду Ривер Плейт 25 матчей. Вы знаете эту историю. Я до сих пор слежу за ним, надеясь, что он проявит себя на международной арене. Быть может, стиль английского футбола ему не подходит, но не забывайте, что он еще ребенок. У него есть время, чтобы вернуться на прежний уровень.

Первая "американская" Рома

Я видел, что Кьяер получил награду лучшему защитнику чемпионата Франции? Здесь же он так и не был прощен за свои ошибки в матче с Лацио. Мы доминировали в той игре, потому что все команды Луиса Энрике доминируют в игре. Но после матча тренер обвинил игроков и Рому. Я не думаю, что он мог бы сделать нечто большее.

Нет смысла рассказывать, насколько Луис Энрике отличный тренер. Сейчас он тренирует Барселону, а это говорит о многом. Он честный человек, и его мышление осудило его самого: его этический кодекс и его же принципы. Он столкнулся с реальностью, которая нуждается в компромиссах.

Я желаю Энрике удачи, он ее заслуживает. Он не был выбором исключительно Бальдини, он пришел по рекомендации своего агента. Однажды я читал интервью с ним: мне понравилось, когда он когда он упомянул о паломничестве в Сантьяго. Он имел в виду, что ради достижения поставленных целей человек должен идти на жертвы. Это интервью заинтриговало меня, наша идея сотрудничества пришла именно оттуда. Мы с Франко отправились в Барселону, после чего в течение нескольких дней пришли с ним к соглашению.

Зденек Земан

Большое сожаление. Когда он приехал, я думал, что мы сможем достичь вместе больших результатов. Этого не произошло, и мне было очень жаль увольнять его. В тот момент у нас не было выбора. Тот год не был счастливым, но тем не менее Земан сделал большой вклад в будущее: многие игроки под его руководством совершили прогресс. Мне казалось, мы можем найти оптимальное сочетание опыта и молодости, но, к сожалению, этого не произошло.

Джеймс Паллотта

Что я делаю? Неужели я уронил сигарету? С ним очень легко ладить, он добродушный. Он сильно в меня верит, а я верю в его идеи и хочу добыть нужный результат. Я убежден, что он добьется успеха в любом случае: со мной или без меня.



Руди Гарсия

Рад, что этот выбор был приписан мне. Он был сделан в очень трудное время, когда мы должны были определиться с кандидатурой нового тренера. Тогда, в июне, я встретился со многими, но, вспомнив о Руди, я решил понаблюдать за ним в течение некоторого времени. Я пыталась дозвониться ему, и я должен сказать, что он произвел на меня впечатление. В тот момент он был в отпуске, но прервал его и прилетел в Милан. Он убедил меня своей простотой и способностью спокойно анализировать ситуацию. Я же знал, что для того чтобы выйти из той ситуации, в которой мы оказались, нам необходимо спокойствие. Руди впечатлил меня своими ответами. После того как он вышел из комнаты, я задал ему дополнительный вопрос: "Какие отношения ты хочешь построить с командой?". Он посмотрел на меня с распахнутыми глазами и сказал, что он любит свои команды. Я не хочу это специально подчеркивать, но именно эти слова стали во многом решающими.

Ювентус — Рома (3:2)

Это была игра, которая показала, что Рома и Ювентус находятся на одном уровне. Одни полагают, что Ювентус сильнее, другие — что сильнее Рома. После игры я сказал, что все три пропущенные нами мяча были "нечистыми", но я принял результат и силу Ювентуса. Мы должны принимать даже те результаты, которые являются болезненными для нас. С другим судьей результат был бы другим, но я не напрягусь, когда Рокки снова будет нас судить. Он совершил ошибки, но теперь все кончено. Мы должны показать, что мы сильнее Ювентуса в других матчах.

Перевод Никиты Черняка, Football.ua










Статьи о итальянском утболе
Яндекс.Метрика