Оддо: "Я выиграл все"
Разделы

Главная

Статистика Серии А

История футбола Италии

Кубок Италии

Суперкубок Италии

==================

Интер

Милан

Фиорентина

Сампдория

Лацио

Рома

Наполи

Ювентус

===================

Все статьи

Контакты

Гостевая


Рубрика Calcio dello Stivale представляет интервью с бывшим игроком сборной Италии Массимо Оддо.
Массимо Оддо, giornaledipuglia.com МАССИМО ОДДО, GIORNALEDIPUGLIA.COM06 ИЮНЯ 2013, 18:24
Он выиграл все — как на клубном уровне, так и со сборной. Возможно, ему самому в это не верится. Массимо Оддо прошел сложный путь до вершины — на пыльных полях Серии С многие, даже самые амбициозные футболисты, теряли надежду. Но Оддо не сдавался и шаг за шагом поднимался все выше — вплоть до победы на чемпионате мира в 2006-м и триумфа в Лиге чемпионов год спустя.
 
- Судя по всему, тебе было суждено стать футболистом, ведь твой отец тоже играл. И его частенько не было дома — как ты это переживал?
 
- Думаю, так и есть, я не мог сбежать от кальчо. Мой отец был учителем физкультуры, затем начал тренировать на аматорском уровне, выигрывал межрегиональные чемпионаты. Я был в восторге от того, чем он занимается. В пять лет я начал заниматься с футболом, пошел в секцию вместе со старшим братом. Я играл за команду Ренато Кури из Пескары — это один из самых сильных детских коллективов страны. Здесь воспитали таких игроков как Гроссо, Фальконе и Д'Аверса.
 
- Затем ты попал в Милан.
 
- Я должен был стать игроком Луккезе, который тогда выступал в Серии Б и славился своим молодежным сектором. Они пригласили меня, я прошел смотрины. Сделка уже почти была заключена, клубы договорились по сумме трансфера. Мне предложили играть за примаверу, а через год пообещали продвижение в первую команду. В тот день, когда я должен был подписать контракт с Луккезе, на меня вышли представители Милана. Конечно, я долго не думал. Поехал на просмотр, мной остались довольны. Тогда не было 16 с половиной лет.
 
- Ты болел за Милан?
 
- Я никогда не болел за какую-то определенную команду. В детстве симпатизирую Пескаре, потому что она представляет мой родной город, но не более.
 
- И как у тебя пошли дела в Милане?
 
- Со мной играли Франческо Коко и Кристиан Брокки, например. Тренером был Морини, я играл за команду Беретти, мы выиграли чемпионом. Через год я был переведен в примаверу, и так начался мой путь в профессиональном футболе.
 
- Тебя не раз отдавали в аренду клубам Серии С. Многие ребята в такой ситуации теряют уверенность в своих силах. Ты никогда не боялся, что не пробьешься наверх?
 
- В те времена футболист из примаверы Милана не мог сразу заиграть в первой команде — это было невозможно даже представить. Даже самых талантливых игроков отправляли в Серию С, чей уровень тогда был намного выше, чем сейчас. Скажем так — тогда Серия С была ближе к нынешней Серии Б. Став Лигой Про, этот турнир многое потерял, но когда-то его школу проходили почти все футболисты, исключений было очень немного — например, Паоло Мальдини. Я попал в Серию С и провел там три-четыре года, причем не играл так уж часто. Как я уже говорил, тогда это был серьезный чемпионат, и мне в радость было провести хотя бы 20 матчей за сезон.
 
- Когда наступил переломный момент?
 
- Я провел сезон в Лекко, должен был вернуться в Милан, но руководство хотело оставить меня в аренде. У россо-нери был клуб-партнер — Монца, они выступали в Серии Б. Я попросил у Арьедо Браиды дать мне шанс проиграть там. Он отговаривал меня, говорил, что в Монце у меня нет шансов. Но я убедил его, и тогда все поменялось. Хотя поначалу я действительно не попадал даже в запас!
 
- И как же тебе удалось отвоевать место в составе?
 
- В декабре мы должны были провести матч с Лечче, было много дисквалифицированных, и я попал на скамейку запасных. На разминке повреждение получил основной защитник Касторина, я вышел в основе и забил единственный гол — мы победили 1:0. Тренер начал доверять мне, я забил еще и, в конце концов, пробился в стартовый состав. Меня заметили в Наполи, где я и оказался в следующем сезоне.
 
- Наполи стал твоей первой серьезной командой.
 
- Это был решающий год для меня, с Партенопеи мы вышли в Серию А. Ирония судьбы — когда я наконец-то попал в высший дивизион, Милан решил меня продать. Невероятно. В меня поверили боссы Вероны — они заплатили россо-нери семь с половиной миллиардов лир.
 
- В составе Вероны ты провел первые годы в элите. Как вы умудрились вылететь с таким составом? В команде ведь играли Муту, Каморанези, Джилардино.
 
- До последнего мы старались не отставать от Кьево, который тогда был очень силен. Но не использовали много шансов, потому дела шли не лучшим образом. Впрочем, за восемь туров до финиша никто не переживал. Как оказалось, пары поражений хватило, чтобы мы оказались в шаге от катастрофы. Я помню, как все были шокированы эти вылетом, никто его не ожидал. В последних турах Малезани уже не ставил меня в основу — он пробовал Кассетти, ведь был уверен, что Верона спаслась. Но все завершилось ужасно. Я уже в феврале знал, что перейду в Лацио. Помню даже возник конфликт с тифози — они думали, что я просто не хочу выходить на поле в последних матчах.
 
- Ты попал в Лацио, когда клуб переживал сложный период — финансовый крах.
 
- Я стал последним приобретением президента Краньотти, последним серьезным контрактом. А затем все пошло по наклонной. Помню, в феврале 2002 года у меня были предложения от Юве и Ромы, но Лацио подготовил солидный контракт. Тогда не казалось, что этот клуб обречен. Когда все случилось, мне показалось, что это какое-то проклятие — дескать, не судьба мне играть в гранде... Но мы взяли Кубок Италии, я был очень доволен. В Лацио я видел всякое — от краха Краньотти до административного управления, от появления Лотито и девяти трансферов в последние семь минут окна до угрозы вылета. Я стал капитаном команды, в Риме меня любили и любят до сих пор. Я провел в Лацио лучшие годы, тогда я был в оптимальной форме.
 
- С этим не поспоришь, ведь ты попал в сборную Италии именно из Лацио. В ее составе ты стал чемпионом мира. Какие воспоминания у тебя о 2006 годе?
 
- Мы выиграли, потому что были великолепной командой, настоящей семьей. Но, знаете, настоящие эмоции пришли, когда мы вернулись из Германии домой. Никогда не забуду, что творилось в Италии, как нас принимали в Риме.
 
- Жалеешь, что сыграл на том турнире всего несколько минут?
 
- Конечно, ведь каждый футболист хочет как можно чаще выходить на поле. Тем более, когда речь идет о чемпионате мира. А ведь тот сезон сложился для меня просто великолепно — у меня была высокая средняя оценка, я забивал и отдавал голевые передачи. Я был одним из лучших фланговых защитников чемпионата, но есть тренеры, которые просто тебя не замечают. Липпи смотрел на игру других футболистов, они у него и играли. Я не могу сказать, что он был неправ — Италия ведь стала чемпионом.
 
- Твое пьяное интервью после финала стало известным благодаря YouTube.
 
- Меня постоянно ловят выпившим, хотя я, как правило, не пью! Когда ты выигрываешь что-то, никто не отказывается от алкоголя, это очевидно. Дело в том, что я не привык к выпивке, уже после пары пив чувствую эффект от него.
 
- В истории также остался Оддо — парикмахер сборной.
 
- Я подстригал себя, это увидел Гаттузо и попросил подстричь его. Так все и началось — они просили и просили. Мы в шутку предложили Каморанези побриться налысо, он отказался, но я сказал ему: "Если мы выиграем чемпионат, я тебя обкорнаю!" Так и произошло.
 
- В 2007 году ты вернулся в Милан и сразу выиграл Лигу чемпионов. Это было лучше, чем победа на мундиале?
 
- Великолепное ощущение, в какой-то степени реванш — ведь я обещал вернуться, когда Милан меня продал. Лично для меня победа в ЛЧ значит больше, чем успех в Германии. Я пришел в команду в январе, сразу начал играть в Лиге чемпионов и провел все матчи. Затем мы взяли Суперкубок Европы и золотые медали чемпионата мира среди клубов. За полтора года я выиграл все.
 
- Затем ты оказался в Баварии, хотя должен был стать игроком Лиона.
 
- Точно. Я дал добро на переход в Лион, а на следующий день мне позвонил Румменигге, заявил, что хочет видеть меня в команде любой ценой. Так я и стал игроком Баварии. Это был великолепный год — как на поле, так и за его пределами. Я могу вам точно сказать, что немецкий футбол уже тогда намного опережал наш. Организация, методы, подход — все было иначе. Я чувствовал себя отлично, но в Германии привыкли делать ставку на своих игроков, а иностранцев, тем более, тех, кому за 30, покупают редко. Такова была и политика Баварии, я не слишком им подходил. Но я играл хорошо, настолько хорошо, что меня хотели выкупить у Милана. К сожалению, вскоре после этой новости, в матче со Спортингом я получил серьезную травму, и мой сезон был завершен.
 
- Возвращение в Милан, переход в Лечче. Почему ты принял решение завершить карьеру в команде из Саленто?
 
- Когда я вернулся в Милан, то первые полгода все было в порядке. У меня сложились хорошие отношения с Леонардо, я играл в основе. Но затем повредился, в старте закрепился Иньяцио Абате. Я хотел остаться в Милане, но однажды мне позвонил Карло Ости, с которым я работал в Лацио. Он занимал пост спортивного директора Лечче. Затем был звонок от Эусебио Ди Франческо, уроженца Пескары, моего земляка. Весь его тренерский штаб состояли из пескарцев, он попросил меня помочь Лечче, и я решился на переход. Честно говоря, я по-прежнему хотел играть. В конце сезона я осознал, что моя карьера завершена. После того, как я выступал за сильнейшие команды, боролся за трофеи, побеждал, я не хотел доигрывать в Серии Б, мне не хватало стимулов.
 
- Какие планы у тебя сейчас?
 
- Я хожу ну курсы спортивных директоров, получил диплом спортивного менеджера. Мечтаю стать управленцем уровня Адриано Галлиани. Понимаю, что это сделать непросто, ведь мир спортдиров — своеобразная каста. Потому еще и учусь на тренера, всякое может случиться.
 
- Завершим нашу беседу блицем. Лучший тренер, лучший игрок и футболист, который больше всех на тебя похож?
 
- Наибольший след в моей карьере оставил Делио Росси, великолепный алленаторе. Что касается игроков, то это непростой вопрос... Редко встретишь футболиста с такой харизмой, как у Кларенса Зеедорф, столь же умного, как Синиша Михайлович, классного, как Алессандро Неста. Кто похож на меня? Я видел множество фланговых защитников, у каждого были свои козыри, но никто не напоминал мне меня. Я даже в чем-то им завидую — хотелось бы быть столь же сильным в тактике, как Мауро Тассотти. Возможно, на меня был похож Кристиан Пануччи.
 
Интервью журнала TMW
Перевод Юрия Шевченко, Football.ua










Статьи о итальянском утболе
Яндекс.Метрика