Монтоливо: "Боссы Фиорентины решили сделать из меня предателя"
Разделы

Главная

Статистика Серии А

История футбола Италии

Кубок Италии

Суперкубок Италии

==================

Интер

Милан

Фиорентина

Сампдория

Лацио

Рома

Наполи

Ювентус

===================

Все статьи

Контакты

Гостевая


Рубрика Calcio dello Stivale представляет интервью с новичком Милана полузащитником сборной Италии Риккардо Монтоливо.
Риккардо Монтоливо, Getty Images РИККАРДО МОНТОЛИВО, GETTY IMAGES04 СЕНТЯБРЯ 2012, 19:00
"Я метросексуал? Может присмотритесь хорошенько?" За месяц до начала нового этапа своей карьеры, который, скорее всего, станет для него определяющим, 27-летний Риккардо Монтоливо был вынужден опровергать слухи, касавшиеся его персоны. Как на поле, так и вне его.
 
- Говорят, что метросексуал - это не оскорбление. Так называют людей, которые уделяют особое внимание своему телу. Журналист Алессандро Чекки Паоне утверждал, что в сборной Италии таких трое, а ты - один из них...
 
- Мне смешно слышать подобное. Я не делаю депиляции, у меня ни одной татуировки, к парикмахеру хожу раз в год, не пользуюсь кремами. Посмотрите на мои потрескавшиеся руки! Когда я услышал, что говорит Чекки Паоне, то подумал: "Ох, Алессандро, ты не по адресу".
 
- А когда про тебя, игрока, отыгравшего в Серии А восемь сезонов, говорят, что ты "ни рыба, ни мясо", ты тоже смеешься?
 
- Нет. Это оскорбляет меня до глубины души, так как не является правдой. Я доказал, что могу успешно играть на разных позициях в полузащите - опорника, центрхава, треквартисту. А в СМИ постоянно говорят: "Да, он неплох, но...", "Да, он может играть под нападающими, но это не его место...", "Да, у него хороший пас, однако..." С одной стороны, универсализм - это преимущество, с другой, именно из-за такого отношения прессы и болельшиков многие и остаются "недофутболистами".
 
- К слову, о позиции. Что ты сказал Массимилиано Аллегри?
 
- Я хочу играть в центре поля. Треквартиста? Нет, сейчас это не мое. В сборной меня использовали под нападающими, но у меня были особые задачи. Я не "десятка", и точка.
 
- Когда закончишь карьеру, каким хочешь остаться в памяти болельщиков?
 
- Разносторонним полузащитником высокого класса, который умеет и обороняться, и отдавать передачи, и атаковать.
 
- Ты готов стать наследником Пирло, взять в свои руки ключи от игры Милана?
 
- Я тут именно для этого.
 
- Сравнений с Андреа не избежать. Ты пропускаешь их мимо ушей либо же, наоборот, бурно реагируешь?
 
- Нет смысла притворяться, что мне все равно. Лучше доказать на поле, чего я стою, а не разбрасываться словами.
 
- Чего тебе не хватает, чтобы стать номером один?
 
- Стать лидером серьезной команды, которой по силам добывать большие победы.
 
- В Милан перешел твой добрый друг Джампаоло Паццини: что вас так связывает?
 
- Мы вместе провели много лет в академии Аталанты, мечтали вместе, стремились стать профессионалами. С Паццини я выиграл Кубок Италии среди примаверы, мы дебютировали в Серии А, в Серии Б, в сборной U-21...
 
- Самое забавное воспоминание о вашей жизни вместе?
 
- Это произошло, когда я перешел в Фиорентину. Паццини еще не был знаменит, мы были немного похожи друг на друга, у нас были одинаковые стрижки. В общем, люди нас часто путали, просили на улице автограф или фото у меня, думая, что я Джампаоло, и наоборот. Из-за этого нам даже придумали прозвище - Поццоливо.
 
- Скажи честно, ты не ожидал, что Джампаоло окажется в Милане?
 
- Нет, ведь он был "по ту сторону баррикады". Когда он приехал в Миланелло, я первым делом сказал ему: "Слушай, а ты ведь наш враг, играл за Интер!"
 
- В раздевалке ты молчишь и слушаешь или руководишь командой?
 
- В Фиорентине я был капитаном, потому, когда нужно было повысить голос, я это делал.
 
- Ты не лучшим образом покинул Скуадру Виолу, отыграв за нее шесть лет.
 
- Клуб сделал все, чтобы выставить меня в дурном свете перед тифози. Меня пытались сделать из меня предателя, обвиняли в том, что я не хочу продлевать контракт. Я уверен, все прошло бы тихо и спокойно, если бы руководство меня выслушало и пошло навстречу. Они могли без проблем понять мои мотивы, но попросту не хотели этого делать.
 
- Что тебя задело больше всего?
 
- То, что у меня отобрали капитанскую повязку. Клубные боссы хотели, чтобы мои партнеры по команде на пресс-конференции заявили, что это их совместное решение. Но ведь это бред - одноклубники сами выбрали меня капитаном! И эта фраза... Когда я сказал, что не могу смотреть, как Ночерино играет на Камп Ноу, а я прозябаю в Фиорентине. Жаль, что она выплыла на публику. У нас с Антонио никогда не было проблем. Я поговорил с ним по телефону еще до того, как эта новость появилась на каждом углу. "Завтра ты прочитаешь в прессе кое-какие мои слова о тебе, но я ни в коем случае не хотел тебя обидеть". Я лишь имел в виду, что у Ночерино есть возможность прогрессировать, играть против Барселоны.
 
- Какой был самый неприятный момент?
 
- На Рождество. Во Флоренции все были против меня, появились угрозы - на стенах, в Интернете...
 
- Как ты отреагировал на такое "гостеприимство"? Заперся дома?
 
- Я принял определенные меры предосторожности. Проводил время с родными, избегал людных мест. Впрочем, на улице у меня никогда не возникало ни с кем проблем. Другое дело на стадионе - оскорбления так и сыпались в мою сторону.
 
- Что тебе дал этот опыт?
 
- Флоренция - сложный город. Я научился защищаться. Теперь мне неведом страх, по крайней мере, в футболе.
 
- В Миланелло были поражены твоей пунктуальностью и работоспособностью? От мамы досталось? Она ведь из Германии.
 
- (смеется) Знаете, отец воспитывал меня даже более строго, несмотря на то, что мать, как настоящая немка, была достаточно сурова в некоторых моментах. Да, я веду себя так, как меня учили. Я горжусь своими родителями и надеюсь, что сам смогу стать хорошим отцом, беря с них пример.
 
- Расскажи о своей семье.
 
- Отец - нейроанестезиолог, занимает высокую должность в институте Галеацци в Милане. Мама - домохозяйка, раз в неделю преподает немецкий язык. Мой брат работает адвокатом.
 
- Так ты белая ворона!
 
- (смеется). Точно, точно. Хотя у меня есть диплом бухгалтера, и я исправно учился, пока не попал в первую команду Аталанты в 18 лет.
 
- На каком языке ты говоришь дома?
 
- С мамой на немецком, с папой на итальянском. Лет до 11-ти я вообще смешивал их, используя и итальянские, и немецкие слова одновременно.
 
- Каким ребенком ты был?
 
- Спокойным, не хулиганом. Наверное, опять-таки из-за воспитания родителей. Но мне делали поблажки - например, папа разрешал приходить домой на полчаса позже, чем положено. Я часто посещал церковь, познакомился там с ребятами, с которыми дружу до сих пор. Я рад оказаться в Милане, потому что теперь я ближе к Караваджо, где родился и вырос.
 
- Как можно оставаться нормальным обычным человеком в мире футбола, который дает огромные финансовые возможности?
 
- Возможно, продолжая делать покупки в Esselunga (сеть супермаркетов), как я. Я стараюсь быть, как все, несмотря на мою работу и заработок. Разделяю профессию и личную жизнь.
 
Материал журнала SportWeek
 
Перевод и адаптация Юрия Шевченко, Football.ua










Статьи о итальянском утболе
Яндекс.Метрика